• 07.05.2021 18:30

Прогнило что-то в «радужном» королевстве

Янв 18, 2021

«Как лесбиянка я никогда не чувствовала себя более обруганной, игнорируемой и преследуемой в нашем мнимом ЛГБТ-сообществе, чем за последние пару лет».

Заткнув рот всем внешним противникам, ЛГБТ-активисты переходят к репрессиям инакомыслящих теперь уже внутри «сообщества», в частности, лесбиянок, которые со своей критикой трансгендеризма стали руководству движения костью поперёк горла. В то время как транс-активизм становится всё более приоритетным, значительное число лесбиянок выступают против «смены пола» для несовершеннолетних (3/4 из которых — девочки) и отказываются признавать женщинами мужчин в платьях, нередко даже не удосуживающихся избавиться от первичных половых признаков.

Известная в леволиберальных кругах журналистка Джулия Диана Робертсон, пишет о нынешнем положении вещей в ЛГБТ-сообществе.


Дом радуги стал больше похож на карнавальный дом ужасов. Мощная пропагандистская машина, подпитываемая большими корпоративными деньгами. Больше нет ничего запретного. Даже младенцы.

«ЛГБТ» превратилось в жестокого родителя с мощными оплеухами. Это грубая сила, хорошо финансируемая сверхдержава, которая создала иллюзию единодушия. Но эта иллюзия возникает только через внушение страха.

Когда несколько дней назад я получила очередное сообщение от запуганной лесбиянки, высказанные в нём слова и чувства были мне уже слишком хорошо знакомы. Я получаю подобные сообщения от лесбиянок уже не первый год. Она сказала, что боится подписываться на меня или ставить лайки моим постам из-за страха, что если об этом узнают на работе, то её уволят.

Она работает в компании, которая «поддерживает гордость», предписывая своим сотрудникам указывать их предпочтительные местоимения (она/её, они/их и пр.) в сообщениях электронной почты. Лесбиянки совершенно ясно дали понять, что их не устраивает фишка «спроси моё местоимение». Но когда по статистике лесбиянки являются самой недофинансируемой и недопредставленной группой в доме радуги, то кого волнует, что они думают? Поскольку лесбиянки являются наиболее дегуманизированной и непонятой группой в непрестанно ширящемся алфавите, всегда будет легко найти союзников, которые станут их запугивать и цензурировать, чтобы добиться их «согласия».

«ЛГБТ», его учреждения, публикации и сторонники не только дозволяют дегуманизацию лесбиянок, но и способствуют ей. Они не видят никаких проблем с публикациями статей с оскорбительными заголовками и угрозами насилия в отношении лесбиянок. Они настолько опьянены властью, настолько обнаглели в своей хватке, что уже неоднократно не-лесбиянки, которые теперь руководят «Маршами лесбиянок», говорили лесбиянкам не посещать… «Марш лесбиянок».

«ЛГБТ» и компания продемонстрировали чрезвычайно ядовитую месть по отношению к лесбиянкам за такие простые преступления, как «лайк» или «репост», а также за эксклюзивное влечение к представителям своего пола (что нам больше не дают праздновать с гордостью).

Угрозы избиения, пожелания сдохнуть в бушующем пламени, футболки, запятнанные нашей метафорической кровью, обмотанные колючей проволокой биты, чтобы мы не забывали оставаться в строю — всё это воспринимается руководством на ура. Лишь бы мы заткнулись. Диктатура регулярно отчитывает лесбиянок… только за то, что они лесбиянки.

Есть горстка крикливых фигур, «идентифицирующих» себя как «лесбиянки», которые поддерживают «ЛГБТ» даже при том, что движение стало угрожающе против лесбиянок и за издевательства над детьми. Они не только поддерживают это, но и проводят виртуальные парады гомофобии, нацеленные исключительно на лесбиянок. Трудно сказать, что их мотивирует. Возможно, они жаждут признания в виде «лайков» (и в количествах, которые может предоставить только нелесбийское большинство). Возможно, это жажда наживы или желание быть увиденными. Может, они просто плохие люди. Может, они ущербны, а может, у них просто не все дома.

У «ЛГБТ», в котором доминируют мужчины, нет проблем с оскорблениями, переписыванием истории или угрозами тем из нас, кто осмеливается обличать ложь. Их СМИ вычеркивают слово «лесбиянка», как будто мы дурной сон, которому лучше бы просто исчезнуть. Они не испытывают ни малейших угрызений совести, когда дело доходит до установления цензуры и контроля над левыми СМИ — того, к какой информации левые читатели будут иметь доступ, а к какой нет.

С каких это пор левой лесбиянке вроде меня нужно делать новую статью в левом издании, чтобы другая молодая лесбиянка могла рассказать и обнародовать свою историю? С каких пор лесбиянки стали бояться организаций и изданий, которые когда-то обещали нас защищать? С каких пор они чувствуют себя такими запуганными и преследуемыми, что они боятся потерять работу, просто нажав кнопку «подписаться»? С каких пор позиция вроде моей стала восприниматься даже отдалённо спорной просто из-за того, что я лесбиянка?

Без лишних слов, я хотела бы разделить голос этой женщины, этот, казалось бы, небольшой, но значительный акт храбрости. Даже такое анонимное сообщение в нынешних условиях — небольшой подвиг, если понять обоснованный страх, который испытывает эта лесбиянка из-за возможности, что её сообщение будет как-то отслежено, и тогда она наверняка столкнётся с последствиями.

«Сразу хочу сказать, что я наткнулась на ваш Твиттер совершенно случайно, и это было как найти оазис в пустыне. Как лесбиянка я никогда не чувствовала себя более обруганной, игнорируемой и преследуемой в нашем мнимом ЛГБТ-сообществе, чем за последние пару лет. Я работаю в «поддерживающей гордость» компании, и я реально боюсь подписаться на вас в Твиттере или лайкнуть большинство ваших постов, из-за опасения, что кто-то пометит меня и сообщит моей компании. Нам настоятельно рекомендуют указывать свои предпочтительные местоимения в нашей рабочей электронной почте. Например, niceperson​@​соmpany.com отобразится в вашем почтовом ящике как From: Nice Person (she/her), но мне это некомфортно из-за того, что годами я слышала, что лесбиянки «не настоящие женщины». Необходимость навешивать на себя гендерные местоимения «она/её» возвращает меня к этому. Вместе с тем, у меня нет никаких возражений, если кто-то хочет добавить свои предпочитаемые слова. Я просто не хочу делать это сама, и я очень нервничаю, что отсутствие этих местоимений мне скоро очень сильно аукнется».

Источник: https://vk.com/wall-199341814_50

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *